Вот что говорит
Борис Гребенщиков о группе Family и Роджере Чэпмене
Борис Гребенщиков о группе Family и Роджере Чэпмене
-Группа Family - черная овца в разноцветном стаде британской музыки. Анархисты. От вопля их певца Роджера Чэпмена птицы замертво падали в обморок.

Спорт

В Лаурели


Начиная с 1952 г. в США недалеко от Вашингтона на Лаурельском ипподроме ежегодно 11 ноября проводится международная скачка, где разыгрывается Вашингтонский Кубок и денежный приз стоимостью 100 тыс. долларов.
В розыгрыше Интернационального приза участвуют первоклассные жокеи мира на лучших чистокровных лошадях своих стран.
Советские конники начали участвовать в розыгрыше этого Кубка с 1958 г. B 1958 г. советские жокеи Н. Насибов выступал на Гарнире, а В. Ковалев — на Заряде. В 1959 г. Н. Насибов вновь выступил на Гарнире, а П. Боровой — на Фланге. В обоих случаях советские жокеи выступили ниже своих возможностей и призовых мест не заняли.
По моему мнению, в 1960 г. мы выступали на Забеге и Задорном — на лошадях менее классных, чем, например Гарнир или Фланг и тем не менее заняли два призовых места, опередив лучших лошадей Англии, Ирландии, Италии и Франции.
Неуспех нашей команды в Лаурели в прошлые годы мы объясняем двумя причинами — неудовлетворительной подготовкой лошадей и нерасчетливой ездой жокеев.
Учитывая неудачи и ошибки прошлых лет, нами было обращено особое внимание на подготовку лошадей к этим соревнованиям. Перед тренерами и жокеями была поставлена задача-поддерживать лошадей в спортивной форме. В этих целях отобранные лошади несли определенную работу и систематически участвовали в скачках.
По независящим от команды причинам отгрузить лошадей от Львова в Берлин удалось только второго ноября. Четвертого лошади прибыли в Берлин и в тот же день вечером были погружены в самолет. Из-за опоздание к прямому рейсовому самолету нашей команде пришлось лететь «на перекладных», трижды перегружать лошадей. Первая перегрузка была во Франкфурте, вторая в Лондоне и третья — в Нью-Йорке. От Львова до Берлина лошади были доставлены поездом за 3 дня, а от Берлина до Лауреля (США)-за 30 часов, из них 23 часа лошади находились в полете.
На Лаурельский ипподром команда прибыла вечером 5 ноября, за пять дней до выступления. Пришлось форсировать подготовку жокеев и лошадей к соревнованиям. Лошади быстро отдохнули и ежедневно улучшали свою спортивную форму. Жокеи имели много лишнего веса и очень трудно его сбавляли. За 2 дня перед скачкой П. Боровой заявил, что он не может скакать на Забеге из-за лишнего веса, и просил пересалить его на Задорного. Н. Насибов очень неохотно согласился пересесть на Забега, так как и он имел еще много лишнего веса.
Оба жокея, несмотря на строгий режим питания и прием электрических ванн, так и не приобрели настоящей спортивной формы. 11 ноября в день скачек П. Боровой и Н. Насибов с самого утра до выхода а паддок для взвешивания и посадки на лошадей находились в парной. И все же после взвешивания было объявлено, что советские жокеи несут лишний вес: Н. Наоибов на Забеге 125 фунтов вместо 122, П. Боровой на Задорном 131 вместо 126 фунтов.
Если бы не пересадить жокеев, то Забегу пришлось бы нести около 4 кг лишнего веса, а каждый лишний килограмм в скачке на 2400 м равен двум корпусам расстояния. В этих условиях лучшая лошадь СССР была заранее обречена на явный проигрыш. Этого допустить мы не могли и поэтому нашим жокеям пришлось поменяться лошадьми, что, конечно, имело и отрицательную сторону: получалось, что и Н. Насибову, и П. Боровому пришлось скакать на лошадях, к ним не привыкших. Но из двух зол мы. выбрали меньшее.
Как только судейская объявила. по радио о том, что советские жокеи несут лишний вес, к нам немедленно явились американцы и просили в целях «уравнения шансов» посадить американских жокеев, заявляя о том, что в таких ответственных скачках нельзя лошадям нести лишний вес. Разумеется, мы не могли согласиться на замену наших жокеев американскими.
Учитывая, что перед отгрузкой наших лошадей из Львова они находились в отличных скаковых кондициях, было решено не перегружать их работой в оставшиеся пять дней. 6 ноября лошади шагали, 7--шагали и проминались рысью. 8 ноября после работы шагом и рысью кентеровали. 9 ноября лошади имели легкий галоп на дистанцию в один километр. 10 утром после работы шагом, рысью заехали с дистанции 2400 м, 400 м прошли кентером, 1000 м побыстрее, и последнюю тысячу метров прошли в одну минуту восемь секунд.
После последнего галопа в газетах написали о том, что все лошади, участвующие в розыгрыше Вашингтонского Кубка, имели нормальные галопы, последний километр кончали в 1 минуту с 2-3 секундами и что советские лошади имели более тихие галопы.
За три дня перед скачкой шел непрерывный дождь, травяная дорожка раскисла и была очень тяжелой. Всех это очень волновало.
По заявлению тренеров, все участники соревнований предпочитают сухую дорожку. За сутки перед скачкой погода резко изменилась, температура понизилась. В ночь на 11 ноября земля замерзла и крепко подсушило, но к 12 часам дня земля вновь оттаяла.
Утром в день скачки у Н. Насибова было большое желание «открыть дыхание» Забегу-пройти пятисотку веселым галопом, но его никто не поддержал и, пожалуй, правильно поступили. Особенно возражал против этого П. Боровой, хорошо знающий характер Забега.
Перед выходом на старт лошади чувствовали себя отлично, играли, находились в отличной форме, как говорят конники, «были в духу». Шерсть светилась, просвечивались ребра, особенно хорошо выглядел Забег, кожа покрылась сеткой, живот подобран. Вид лошадей радовал. Повеселели и жокеи.
Перед седловкой появились послы стран-участниц международных соревнований. Приехал и советский посол-Меньшиков. Он подошел к нашим жокеям, поздоровался, сфотографировался с ними и пожелал успеха в предстоящей скачке. Наконец, поступила команда седлать, садиться, выезжать из паддока.
Волнение нарастало. Перед выводом на дорожку лошади других стран начали шарахаться в стороны. Получилось так, что каждую лошадь перед публикой вели по два конюха, а наши жокеи перед выездом попросили конюхов отойти от лошадей и выехали сами без сопровождающих.
Как только лошади вышли на зеленую дорожку для проводки перед публикой, они перестали нервничать, стали более собранными. Особенно всех удивил Забег. Шел он перед публикой как-то медленно, изредка останавливался и величаво поворачивал голову во все стороны, внимательно рассматривал окружающих.
После того как лошади прошли в конец трибун, они были отпущены сопровождающими и в обратном направлении к старту прошли перед публикой кентером.
Лаурельокий ипподром имеет две дорожки: одну внешнюю паханую и внутреннюю травяную. Старт на дистанцию полторы мили, или на 2414 м, находится на противоположной прямой. Лошади перед публикой появляются два раза-в середине скачки и на финише.
Американские лошади в обычное время, все без исключения, стартуют из боксов. Двенадцать боксов смонтированы на специальном шасси, передвигаются с одного места на другое при помощи трактора. Каждый бокс представляет собой станок, куда лошадь заводится с задней стороны по ходу скачки. После того как лошадь заведут в станок, двери закроются и спереди и сзади.
На старте присутствуют, кроме стартера и контр-стартера, ковбои конные и пешие служители по два на каждую стартующую лошадь. Обязанности конных заключаются в сопровождении строптивых лошадей к старту. В случае, если такая строптивая лошадь потащит всадника, они должны поймать ее и привести на старт. Пешие служители помогают заводить лошадей в боксы (станки), закрывают двери, а во время старта помогают выталкивать лошадей из боксов. Лошади, как правило, неохотно идут в эти боксы и их туда приходится буквально затаскивать. Пуск лошадей из боксов производится специальным приспособлением, при помощи которого все двери открываются одновременно.
Порядок старта для международной скачки другой. Вместо боксов пуск лошадей производится стартмашиной, состоящей из скользящей сетки, натянутой на специальные приспособления поперек скакового круга.
Коротко о лошадях остальных команд, участвовавших в скачке.
Трехлетний жеребец Апостол (Англия) от Блу Петер и Беллани выдвинулся в текущем году четырьмя победами.
Другой жеребец Пролифик, выращенный в Ирландии от Пресиптик — Сент-Фойс, являлся лучшей трехлеткой Англии. Он был победителем многих призов, в том числе знаменитого Аскотского кубка.
Американская команда выставила пятилетнего Болд Игла от Нарсулла и Сиамы, победителя Лаурельокой скачки в 1959 г., общая сумма выигрышей которого на ипподромах США достигла 573 тыс. долларов, и шестилетнего мерина Хармонизинга, выращенного в Кентуки.
Ирландский Фарней Фокс-пятилетний мерин выдвинулся после того, как взял на выставках 13 призов из 14 за отличный экстерьер. В 1960 г. выиграл из 9 скачек, в которых участвовал, шесть.
Французская команда так же, как и англичане, выступала только на трехлетках. Это Хотейн от Скай Хай и Хаури и Пуссан Шеф от Дьефу и Ла Сирена, выигравший прошлой осенью приз Королевский Дуб, известный как французский Сан Леджер.
Команда Италии выставила Рио Марина- четырехлетнего жеребца от Тракетто и Чира, в двухлетнем возрасте выигравшего приз Гран Критериум и в возрасте трех лет-итальянские дерби, и трехлетнюю кобылу Санта Севера от Першин Галф и Романа, скаковая карьера которой не отмечена выдающимися победами.
На старте, как всегда, лошади волновались. Плохо подходила к сетке французская лошадь Пуссан Шеф. В момент поднятия сетки, коснувшись задом металлической изгороди по броке, она резко повернулась и сбросила жокея. Жокей все же удержал повод и подбежавшие ковбои посадили его, но из-за падения было потеряно то крайней мере 10-15 корпусов.
Хорошо принял старт поведший скачку американский жокей Юказа на Болд-Игле. За ним был наш жокей П. Боровой на Задорном, третьим-И. Насибов на Забеге. К концу первой четверти мили Болд Игл продолжал лидировать, оторвавшись от второй лошади на 4 корпуса. Вторым оставался Задорный, на третье место «переложилась итальянская лошадь Рио Мерин. За ней скакали английские лошади Пролифик и Апостол. Шестой держалась Санта Севера. Далее Хатэйн, отпавший Забег, Хармонизинг, Фарней Фоке и на последнем месте сбросившая жокея на старте Пуссан Шеф.
Вторая четверть мили была пройдена за 22,3 секунды, и Болд Игл увеличил просвет еще на один корпус. В это время на втором месте шел Рио Мерин, Профилик переложился на третье место. Казалось, что наши лошади явно не поспевали. Задорный со 2-го места отпал на шестое, пропустив мимо себя Рио Марина, Профилика, Апостола и Санту Севера.
Еще хуже складывалось положение для Насибова н.а Забеге. К концу второй четверти он отпал на десятое, шредпоследнее, место. К концу мили Болд Игл, по-прежнему лидируя, продолжал наращивать разрыв, теперь он уже от ближайшей лошади английского Профилика находился в 8 корпусах. Наш Задорный отпал на 7 место, пропустив еще французского Хатэйна. Насибов на Забеге продолжал держаться на десятом месте. В это время Забег от Болд Игла находился в 17,5 корпуса. Задорный был впереди Забега всего на 4 корпуса.
Пройдя 1609 м, французский жеребец Хатэйн, сделал сильный бросок, «переложившись» с шестого иа второе место. Заметив это, Юквза на Болд Игле, продолжая вести скачку, увеличил разрыв еще на два корпуса и стал от Хатэйна в 10 корпусах. После этого броска положение начало меняться. Хатэйн не выдержал принятого пейса и начал отставать.
Пройдя одну милю, Хармонизинг к выходу на прямую сделал значительной силы бросок и переместился с восьмого на второе место. Следует заметить, что Хармонизинг за 10 дней до этой международной встречи обыграл лучших лошадей США Сор Донсера и Болд Игла на дистанции 3200 м.
Выйдя на последнюю прямую и Болд Игл начал сдавать, сократив просвет с 10 до четырех корпусов закончил дистанцию очень тяжело с просветом в 1,1/4 корпуса).
В это время Павел Боровой на Задорном начал сокращать разрыв, сначала переложился с седьмого на пятое место и закончил дистанцию четвертым в полутора корпуса от первой лошади.
Пройдя 1609 м, Н. Насибов на Забеге начал свой, я бы оказал, знаменитый бросок. С десятого места он перекладывается на седьмое, затем на четвертое, обходит ирландскую лошадь, лошадей Италии, Франции и Англии и сокращает разрыв между собой и Болд Иглом с 17,5 до 5,5 корпуса.
Перед выходом на последнюю прямую впереди Забега остаются Болд Игл, Хармонизинг, французский Хатэйн и наш Задорный. Продолжая «съедать» одну лошадь за другой. Забег обходит французского Хатэйна, Задорного, впереди остаются только две американские лошади.
Болд Игл резко сбавил пейс и последние четверти делает в 27 и в 29 секунд, шедший за ним жеребец Хармонизинг, находившийся в двух-трех корпусах, закачался и стал «валиться» в поле, оттесняя от бровки Забега, совершая явный кроссинг. Забег с большого хода натыкается на Хармонизимга и отваливается в поле, сбивая с хода Задорного, который в свою очередь вынужден идти еще дальше а поле.
Насибов берет Забега на себя, направляет его с поля к бровке из-под ног Задорного и в это время толкает американского Хармониаинга. Но тут и финиш.
Общее впечатление было таково: Болд Игл «кончился», едва дошел дистанцию и спас его от поражения Хармонизинг, бросившийся под ноги к настигавшему их Забегу. Сознательно американский жокей сделал кроссинг или уставший Хармонизинг сам «завалился» в поле, мы не знаем, но факт остается фактом, что в самый ответственный момент, когда нависала опасность проигрыша, решался исход борьбы, когда каждая сотая доля секунды играла огромную роль, американский жокей делает кроссинг. Этот факт был признан судейской коллегией и представителями прессы после просмотра фильма.
По общему впечатлению советские лошади кончали скачку свежее американских и, если бы не было кроссинга, ее результат мог быть иным.
Первое и второе места выиграли американские жокеи на Болд Игле и Хармонизинге. Третье место и приз в 10 тысяч долларов выиграл Н. Насибов на Забеге, четвертое место и приз в 5 тысяч долларов — П. Боровой на пятилетнем Задорном. Лучшие лошади Англии, Италии, Ирландии и Франции призовых мест не заняли и были позади советских скакунов.
Проиграв конникам США, советские спортсмены одержали убедительную победу над сильнейшими представителями чистокровного коннозаводства Европы — Англии, Ирландии, Италии и Франции.
Результаты этой скачки сыграли большую роль в популяризации советского конноэаводства. Многие коннозаводчики США изъявили желание купить наших лошадей. За пятилетнего жеребца Задорного, принадлежащего Деркульскому конному заводу, Луганской области, УССР, было предложено 80 тысяч долларов, а за Забега — 150 тысяч долларов. Мы не согласились на продажу Забега и Задорного.
Предложенные за них суммы показывают, насколько экономически эффективным может быть коннозаводство, если заниматься им так, как коллектив конного завода «Восход», вырастивший не только Забега, но и более классных жеребцов — Элемента, чемпиона породы Рубильника, Ранга, Гарнира, Фланга, Габардина, Статора и других.
Необходимо отметить ту заботу и внимание, какими была окружена советская команда во время пребывания в США. Прежде всего мы выразили благодарность г-ну Каскорелло, который на протяжении трех лет является инициатором приглашения советских конников в США. Г-ну Каскорелло накануне международной скачки сделали операцию и, находясь в госпитале, он наблюдал скачку по телевизору, а затем прислал советским конникам горячее поздравление с победой над всеми европейскими участниками.
Обсудить на форуме
Открытие