Вот что говорит
Mick Jagger о песни Леннона
Mick Jagger о песни Леннона
- Моя любимая песня Леннона? „Imagine“. Надо подумать. Она самая крутая. У него и других много, но мне нравится именно эта.

Спорт

Олимпиада 1964 в Токио


Когда началась олимпиада? 

Токио 1964
Дата открытия: 10 октября 1964
Дата закрытия: 24 октября 1964

Предистория японской олимпиады 1964 года

Еще в тридцатых годах столица Японии была избрана местом проведения Игр XII Олимпиады 1940 года. Но время было беспокойное, в воздухе пахло войной. Японские власти решили не отвлекаться на организацию Игр и отказались от них. Вскоре разразилась вторая мировая война, и XII Игры вовсе не состоялись. Прошло еще двадцать лет, и Токио вновь выставил свою кандидатуру. Но на сей раз МОК отдал предпочтение Риму. И только в 1964 году Олимпиада впервые была проведена на Азиатском континенте.


Муниципалитет японской столицы и оргкомитет XVIII Олимпийских игр сделали очень много для того, чтобы подготовить город к огромному празднику, который приносит Олимпиада. В преддверии Игр была проведена серьезная реконструкция города: снесли много ветхих домишек, построили новые автострады, путепроводы, мосты, возвели просторные, современные спортсооружения, реставрировали старые стадионы, бассейны, залы. В общем, было сделано все, чтобы участники Игр и многочисленные гости чувствовали себя как можно лучше. В Токио собралось 5140 спортсменов из 93 стран. В Олимпийское содружество влилась новая большая группа стран : Алжир, Берег Слоновой Кости, Камерун, Конго (Браззавиль), Малагасийская Республика, Мали, Нигер, Сенегал, Танганьика и Занзибар, Тринидад и Тобаго, Чад. Впервые выступили на Играх спортсмены Монгольской Народной Республики, а также Доминиканской Республики и Непала. За проведение расовой дискриминации в спорте от участия в Играх была отстранена Южно-Африканская Республика.

Начало олимпиады 


Перед открытием Олимпиады несколько дней шел дождь. Но 10 октября, будто специально для праздника открытия, он прекратился, небо очистилось, и засияло солнце.
На олимпийском стадионе собралось 90 тысяч зрителей. Рассыпчатым звоном священных колоколов встречает стадион появление императора Японии Хирохито. Атлетов приветствует президент оргкомитета XVIII Олимпиады Дангоро Ясукава. Он говорит об отце современного олимпийского движения — Пьере де Кубертене. И вот уже над стадионом разносится голос основоположника Олимпийских игр современности. Это звучит записанная на пленку речь Кубертена, которую он произнес в 1936 году.
После того как император Японии провозгласил: «XVIII Олимпийские игры открыты», на стадионе появляются восемь японских моряков. Чеканя шаг, они проносят полотнище олимпийского флага, которое четыре года хранилось в одном из сейфов римской мэрии. И вот белый стяг с пятью переплетенными кольцами поднимается по флагштоку над Токио.
Выдающийся гимнаст Такаси Оно от имени олимпийцев произносит традиционную клятву верности олимпийским законам — законам дружбы, законам честной спортивной борьбы. На дорожке стадиона появляется юноша с олимпийским факелом. До Токийских Игр по традиции олимпийский огонь вносил на стадион кто-либо из великих спортсменов. В Токио эта традиция была нарушена. Факел внес на стадион девятнадцатилетний японский студент Иосинори Сакаи. Мало кто знал его имя, но судьба этого молодого японца сделала его известным всему миру. Символично было то, что именно Иосинори Сакаи миллионы спортсменов мира в лице их полномочных представителей — олимпийцев — доверили оли-мпийский огонь.

Победители и отличительная черта Олимпиады 1964 года в Токио


Никогда прежде программа Олимпийских игр не была столь обширной. Ее пополнили женский и мужской волейбол и дзю-до. Отличительной чертой XVIII Олимпийских игр стала значительно возросшая спортивная конкуренция во всех видах соревнований. Если на предыдущих Играх число спортсменов высокого класса, претендовавших на олимпийские медали, было незначительным, то в Токио их количество намного увеличилось. В ходе состязаний было установлено 77 олимпийских рекордов, 35 из которых превышали мировые.
На Играх XVIII Олимпиады спортсмены СССР сохранили первенство в неофициальном командном зачете, хотя выступили в Токио менее удачно, чем в Мельбурне и Риме. Советские спортсмены набрали 607,8 очка, а американцы — 581,8. У команды СССР 96 медалей: 30 золотых, 31 серебряная и 35 бронзовых. У команды США — 90 медалей: 36 золотых, 26 серебряных и 28 бронзовых.


Блестяще выступили советские штангисты. Ни один из них не остался без олимпийской медали. Алексей Вахонин и Рудольф Плюкфельдер из города Шахты, Владимир Голованов из Хабаровска и Леонид Жаботинский из Запорожья получили золотые, Виктор Куренцов, Владимир Каплунов и Юрий Власов — серебряные. Семь медалей. 43 очка из 49 возможных!


Первое общекомандное место завоевали и боксеры Советского Союза, их урожай составил три золотые, четыре серебряные и две бронзовые медали. Лучшими в своих весовых категориях были москвичи Станислав Степашкин и Борис Лагутин и ленинградец Валерий Попенченко, который был признан лучшим боксером олимпийского турнира. По решению исполкома Международной ассоциации любительского бокса ему был вручен переходящий приз: Кубок Вала Баркера — высшая награда для боксера-любителя. Советский спортсмен получил этот приз впервые.

На Олимпиаду Валерий Попенченко приехал уже зрелым мастером. За год до Олимпиады он выиграл в Москве чемпионат Европы, а в олимпийском году в пятый раз стал чемпионом СССР. Поэтому в Токио Валерия считали одним из основных претендентов на победу. И он превосходно доказал это. Все бои на олимпийском ринге он провел блестяще, большинство из них заканчивая досрочно. И это несмотря на то, что соперники ему достались не из слабых. Да на Олимпиаде слабых и не бывает! Первым у Валерия был бой с пакистанцем Махмудом. Тренер Григорий Филиппович Кусикьянц посоветовал ему не спешить, хорошенько поработать.

— Поиграй с ним подольше. Тебе надо разогреться,- советовал тренер.- Турнир только начинается.
После боя Валерий рассказывал:

— Первые несколько секунд я был как бы не в своей тарелке. Нервничал. Он кидается, а я не бью. Наконец, встретил его серией. Правой в голову и левой сбоку. И все встало на свои места. Нокдаун. Отсчитали. Снова бой. И снова я ударил его правой в голову, левой сбоку и правой выходя. Он упал не сразу. Пошатнулся, стал падать на меня. Схватил меня за трусы, за майку. Я отхожу, а он все хватается и падает на меня. Вот, собственно, и все. Второй нокдаун. Третий был уже ни к чему.

Следующий бой был посложнее. Противник Попенченко боксер из Ганы Дартей — могучий боец, очень сильный физически и, как оказалось, неплохо подготовленный. Он выглядел несколько вялым и флегматичным, но когда наносил свой излюбленный удар снизу, казалось, что слышен свист от рассекаемого воздуха. Типично профессиональная манера, рассчитанная на долгий поединок.

Попенченко избрал правильную тактику: держать дистанцию и вести бой в темпе, не привычном для ганского боксера. Важно не давать ему ни секунды передышки. Так прошло два раунда. Но Дартей не растерял ни уверенности в себе, ни силы. Почти не открываясь, а временами уходя в глухую защиту, он с той же неумолимой последовательностью пытался пробить брешь в обороне Попенченко. К концу второго раунда Дартею удается нанести несколько тяжелых ударов. У Попенченко разбито лицо. Он устал. Но преимущество в очках по-прежнему на его стороне. Третий раунд. Как медленно течет время, как медленно мутнеет молочно-белый стакан секундомера, где цифра «3» подчеркивает значительность происходящего. Дартей, наконец, тоже понимает, что ни четвертого, ни восьмого раунда не будет. Он пытается ускорить события. Валерий и здесь принимает верное решение. Надо лишить ганского боксера малейшей возможности нанести нокаутирующий удар. Два-три резких удара с дистанции — и сближение. «Брэк!» Снова два-три удара — и сближение. «Брэк!» Иссякают последние секунды боя. Гонг. Победил Валерий Попенченко.

Это, пожалуй, был самый трудный бой Попенченко в Токио. Хотя полуфинал тоже легким не назовешь. Валерий встречался с одним из сильнейших польских боксеров, серебряным призером Римской Олимпиады, чемпионом Европы Тадеушем Валасеком. Многие обозреватели считали, и не без основания, что в полуфинале решалась судьба золотой медали.

Зал встретил обоих боксеров шумными аплодисментами. Раунд первый. Идет разведка боем: трудная игра, в которой каждый старается найти слабые места у противника, найти путь к победе. Оба боксируют очень осторожно. Попенченко чаще нападает, но Валасек прекрасно защищается: он недаром слывет превосходным мастером защиты. Бой захватывает зрителей своим изяществом, своей тонкостью. Это тот самый случай, когда бокс сравнивают с фехтованием: настолько тонки хитросплетения комбинаций. Зрителю почти не видна подготовка атаки, удары молниеносны и точны.
Раунд второй. После небольшой «артподготовки» Попенченко бросается в атаку и наносит несколько очень сильных ударов. Это повторяется несколько раз, и, наконец, резкий крюк справа бросает Валасека на пол. Нокдаун.

Раунд третий. Валерий выходит на середину ринга, встает в стойку, начинает бой, будто бы и не было двух изнуряющих раундов. Атакует он резко, энергично. Зрители одобрительно аплодируют. Польский боксер в недоумении. Он проигрывает и в точности удара, и в силе, и в скорости. Не прошло и одной минуты последнего раунда, как на него обрушивается сильнейший удар, и Валасек, шатаясь, идет по рингу. Тяжелый нокдаун. Слишком явное преимущество Попенченко. Надо остановить бой, но рефери принимает жестокое решение: бой продолжается. Правда, недолго. На второй минуте третьего раунда Валерий заканчивает бой нокаутом. Те, кто считал, что золотая медаль была разыграна в полуфинале, оказались правы. Финальный бой Валерия с немцем из ФРГ Эмилем Шульцем состоял из одного раунда: не прошло и минуты, как Шульц был нокаутирован. Так эффектно закончил свои выступления на токийском ринге Валерий Попенченко.

После того как президент Международной ассоциации любительского бокса Радьяр Рассел вручил Валерию Кубок Вала Баркера, советский боксер произнес ответную речь на английском языке. Рассел поинтересовался, чем Валерий занимается вне ринга. Долго беседовали президент и олимпийский чемпион. Валерий рассказал, что он военный моряк, инженер-механик, работает над кандидатской диссертацией.

— Господа,- воскликнул президент,- после такой справки мне вдвойне приятно вручить Кубок Баркера в эти сильные руки!

После Токио Валерий Попенченко выступал на ринге не очень долго. В 1965 году он выиграл чемпионаты Европы и Советского Союза. А потом все свое время и силы отдал науке. Он защитил диссертацию, стал кандидатом технических наук, переехал из Ленинграда в Москву, где он родился и где живет его мать. Позже Валерий Владимирович Попенченко заведовал кафедрой физической культуры в Московском Высшем техническом училище им. Н. Э. Баумана.

15 февраля 1975 г. Валерий Попенченко погиб в результате несчастного случая.


Из четырех серебряных медалей советских боксеров, пожалуй, самая «тяжелая» у москвича Виликтона Баранникова. В четвертьфинальном бою ему достался опаснейший соперник — чемпион Европы Янош Кайди из Венгрии. Баранников великолепно провел поединок и во втором раунде победил нокаутом. Но обошлось это ему дорого: боксер повредил кость одного из пальцев левой руки. После полуфинала, который Баранников тоже выиграл, боль стала невыносимой. Врачи не советовали спортсмену выходить на финальный поединок. Однако Баранников поднялся на ринг. Он боксировал с поляком Юзефом Грудзенем, по существу, одной рукой. Проиграл и получил серебряную медаль. Но разве такое серебро уступит иному золоту?


Олимпийский ринг Токио стал свидетелем редчайшего случая: во время боя румына Константина Круду и кубинца Роберто Каминеро. Cоперники «синхронно» нанесли друг другу сильные удары и… оба оказались в нокдауне. Каминеро сразу же вскочил, а его соперник не мог принять боевую стойку до счета «восемь». Но победителем оказался все же Круду, которому после третьего раунда четыре арбитра из пяти отдали предпочтение.


В Токио была завоевана одна особенно ценная для нас золотая медаль — первая за всю историю советского плавания. Ее подарила команде шестнадцатилетняя школьница из Севастополя Галина Прозуменщикова, проплывшая быстрее всех 200 метров брассом. В одном из интервью, отвечая на вопрос журналиста, как она стала пловчихой, Галина с улыбкой рассказала, что в свое время ее подружки, севастопольские девчонки, буквально задразнили ее, проходу не давали: «Воды боишься, а еще дочь моряка…». Только после этого будущая олимпийская чемпионка стала учиться плавать.


Восемнадцатилетний американец Дональд Шолландер завоевал в токийском бассейне четыре золотые медали. С новым олимпийским рекордом — 53,4 секунды — он выиграл дистанцию 100 метров вольным стилем и с новым мировым рекордом — 4 минуты 12,2 секунды — 400 метров вольным стилем. Еще две золотые медали Шолландер получил за участие в эстафетах 4 x 100 и 4 x 200 метров вольным стилем. В обеих эстафетах команды США установили мировые рекорды. Особенно высокий результат Шолландер показал на заключительном этапе эстафеты 4 x 200 метров. Свой двухсотметровый отрезок он проплыл за 1 минуту 55,6 секунды.


Третью олимпийскую победу одержала австралийская пловчиха, чемпионка Мельбурна и Рима Даун Фрэзер. Она стала первой женщиной-пловчехой, завоевавшей в общей сумме восемь олимпийских наград. Фрэзер выиграла четыре золотые и четыре серебряные медали на Олимпиадах 1956, 1960 и 1964 годов. Всего же она установила 27 индивидуальных и 12 в эстафете мировых рекордов. 7 октября 1962 года в Мельбурне, она проплыла 100 метров вольным стилем с рекордным временем 59,9 секунд, и стала первой женщиной, проплывшей короткую дистанцию менее, чем за минуту.

Она была очень популярна в Австралии, причем даже сорта цветов (роз и орхидей) называли ее именем, а бассейн Элкингтон позже был переименова в Бассейн Даун Фрэзер. В 1988 году Фрэзер была названа величайшей австралийской спортсменкой. В том же году ее выбрали в парламент Нового Южного Уэльса, где она проработала до 1991 года. Установив новый олимпийский рекорд на дистанции 100 метров вольным стилем — 59,5 секунды,- она намного обошла всех соперниц.


Олимпийские финалы по плаванию собрали много звезд. У одного из самых знаменитых пловцов — мирового рекордсмена француза Алена Готтваллеса — оказался не совсем обычный болельщик. В тот день, когда мировой рекордсмен стартовал в финале стометровки вольным стилем, к начальнику городской тюрьмы Токио обратился французский вор Поль Моро, хорошо известный в уголовном мире по прозвищу Поль Длинная Рука, с просьбой разрешить ему в сопровождении полицейских посмотреть на выступление знаменитого пловца, большим почитателем которого он является. Незадолго до этого он был арестован и препровожден в тюрьму. Агенты Интерпола — международной полиции — схватили его на Олимпийском стадионе в тот момент, когда он вытаскивал бумажник у английского спортсмена. Задержанный на месте преступления, вор с гордостью заявил, что был на Олимпийских играх в Лондоне, Хельсинки, Мельбурне и Риме, и подчеркнул, что всегда старался совместить «деловые» поездки, обусловленные профессией, с любовью к спорту.

 

Венгерский ватерполист Дежо Гьярмати выиграл свою пятую подряд олимпийскую награду. Его спортивный подвиг (золотые медали на Олимпиадах 1952, 1956, 1964 гг., серебряная в 1948 году и бронзовая в 1960) никем не был еще повторен. Он был также капитаном венгерской команды на чемпионатах Европы в 1954 и 1962 году. Отличный пловец — его лучшее время на стометровке 58,5 секунды — Гьрмати был назван «самым быстрым ватерполистом в мире». Он также одинаково хорошо мог играть обеими руками.

В Венгрии Гьярмати был признан национальным героем. Он тренировал венгерскую команду, которая завоевала титул олимпийских чемпионов в 1976 году, а позднее стал членом парламента.


В соревнованиях по легкой атлетике приняли участие 1086 спортсменов из 83 стран. В ходе соревнований было установлено 11 мировых рекордов, а также улучшен 71 олимпийский рекорд.

Три золотые медали получили сестры Пресс: две Тамара — в метании диска и толкании ядра и одну Ирина — в пятиборье, где она установила новый рекорд мира — 5246 очков.

Самой большой случайностью Олимпиады назвала свою победу в беге на 800 метров англичанка Энн Пеккер. Она приехала в Токио, чтобы выступить на четырехсотметровой дистанции. Выиграла серебряную медаль и была вполне счастлива. Но внезапно вышла из строя ее подруга, которая должна была стартовать в беге на 800 метров. Пеккер вышла вместо нее на старт и… на финише была первой.

Из всех легкоатлетических соревнований токийским школьникам больше других понравился марафонский бег. Его трасса проходила по улицам города, запруженным народом. Из-за этого школьные автобусы отменили свои рейсы и ученикам разрешили не посещать школу. Как тут не отдать свои симпатии марафону?

…Спойте мне песню про Абебе Бикила…


А если говорить серьезно, то на марафонской дистанции действительно произошло уникальное событие: впервые за всю многолетнюю историю Олимпиад одному спортсмену удалось второй раз подряд стать победителем. Имя этого легендарного марафонца — Абебе Бикила.
В Рим он приехал за десять дней до закрытия Игр XVII Олимпиады вместе со своим другом, тоже марафонцем, Абебе Вакгирой. Их имена, ничего не говорили ни специалистам, ни тем более любителям спорта. Именно поэтому приезд двух марафонцев в Вечный город остался практически незамеченным. Оба спортсмена довольно быстро освоились в олимпийской деревне, сразу же отправились на трассу марафонского забега и тут же в день приезда провели первую тренировку. До того дня, когда марафонцы приняли олимпийский старт, оба Абебе тренировались ежедневно, пробегая по 20 — 30 километров.

Но вот настал день забега. На старт вышло более семидесяти сильнейших марафонцев мира. На двадцать первом километре вперед вышел сильный марокканец Рхади. Абебе Бикила — за ним. Жарко, ужасно жарко! И очень хочется пить! Три раза уже Бикила отказывался от фляжки с водой. Он жадно ловит пересохшим ртом горячий воздух. Кто-то опять протягивает бутылку воды. Ах, как хочется взять ее и утолить жажду! Но Бикила знает, что отпей он хотя бы несколько глотков, золотой медали ему не видать.

Трасса марафона проходит мимо памятника древней культуры, вывезенного итальянцами из Эфиопии. Сердце эфиопского спортсмена- забилось чаще, он делает блестящий рывок и обходит марокканца. Ночь спустилась над Вечным городом. Марафонцы бегут при свете факелов и прожекторов. Последние километры они пробегают по живому людскому коридору, подбадриваемые криками темпераментных итальянских тиф-фози. И вот впереди древняя арка Константина — там финиш. Абебе Бикила бросается грудью на финишную ленточку и бежит дальше, не сбавляя скорости. Только натолкнувшись на сплошную стену римских болельщиков, он понимает, что дистанция закончена.

Спортсмен из Эфиопии завоевал золотую медаль и установил новый олимпийский рекорд. Его друг Абебе Вакгира закончил бег седьмым. Журналисты и фотокорреспонденты сразу же обхватили плотным кольцом темнокожих марафонцев. И здесь же у финиша прошла первая пресс-конференция. Особенно много вопросов было задано олимпийскому чемпиону. И Абебе, скромно улыбаясь, рассказывал о себе.

По-эфиопски «Абебе» означает «цветок, который расцвел». Он родился и рос в горном селении. Десятилетним мальчишкой он стал пастушонком. В те далекие годы ему приходилось пробегать в горах десятки километров в поисках свежей травы для овечьей отары, потом вместе с овцами карабкаться все выше и выше к снежным вершинам, иногда даже забираясь выше облаков. Когда Абебе исполнилось тринадцать лет, его отдали в школу. В школе очень популярна была игра чанна — разновидность хоккея на траве. Команда, которую возглавлял Абебе Бикила, постоянно соперничала с мальчишками из соседней деревни. Играли они почти каждый день, а полем было все пространство, лежащее между деревнями.

На этой огромной площадке можно было спокойно разместить несколько десятков обычных футбольных полей.

В двадцать лет Абебе призвали в армию. Он стал солдатом охраны императора. Первые четыре года службы он увлекался футболом, потом баскетболом и, наконец, в 1956 грду занялся бегом. Больше всего его привлекали сверхдлинные дистанции. И двадцатичетырехлетний солдат стал марафонцем.

Когда он приехал в Рим, ему было двадцать восемь лет. Еще до блестящего финиша на Абебе Бикилу и его друга Вакгиру обратили внимание все, кто стоял вдоль дистанции забега. Оба эфиопских спортсмена бежали босиком. Представляете, босиком по жесткому, раскаленному от солнца и не успевшему к вечеру остыть асфальту римских улиц! Но это не помешало Бикиле завоевать победу. В Эфиопии Бикила стал настоящим национальным героем. В его честь до сих пор слагаются песни и поэмы. В день прибытия самолета из Рима, на котором летел чемпион, на аэродроме и вдоль шоссе, ведущего в столицу страны — Аддис-Абебу, собралось более полумиллиона людей. Когда из самолета вышел Бикила, оркестр заиграл песню, написанную специально в честь первого олимпийского чемпиона из Эфиопии:


Абебе, ты — настоящий герой.
Абебе, ты — слава Эфиопии.
Абебе, ты — улыбка нашей страны.
Абебе, ты — любимое дитя родины.
Абебе, ты — цветок, который расцвел…


Потом восторженная толпа подхватила марафонца на руки и донесла от самолета до военного грузовика, окрашенного для такого торжественного момента в белый цвет. В кузове оборудовали специальное возвышение, увитое яркими цветами. На этом своеобразном пьедестале почета Абебе Бикила проехал вдоль плотных людских коридоров. Впереди него ехал еще один автомобиль с установленной на нем небольшой площадкой, на которой торжественно восседал «живой герб» Эфиопии — лев. Двухгодовалый, стокилограммовый львенок сопровождал героя Римской Олимпиады до дворца императора Эфиопии.

Император поздравил Бикилу с победой, зачитал приказ о присвоении ему офицерского звания и рядом с олимпийской медалью прикрепил орден «Звезда Эфиопии». Торжества продолжались четыре дня. В новый дом первого олимпийского чемпиона страны приходили многочисленные делегации и любители спорта. Всем Абебе показывал свою медаль, для всех у него находились теплые слова благодарности за поздравления.

Слава не вскружила голову Абебе. Он оставался таким же скромным, сдержанным в своих чувствах горцем. Как и до римской победы, он много трудился, продолжал тренироваться ежедневно, оставляя для отдыха только один день в неделю. Прошло четыре года, и Абебе Бикила приехал в Страну восходящего солнца. Перед началом Игр в Токио некоторые скептики высказывали сомнения в победе Бикилы: во-первых, олимпийская история еще не знала ни одного марафонца, дважды выигрывавшего золотую медаль, а во-вто-/рых,. за несколько недель до поездки в Японию ему сделали операцию аппендицита. Хоть это и не очень сложная операция, все же она отнимает много сил. Но тут, видимо, сказалась закалка, полученная Абебе с раннего детства: он быстро сумел войти в форму. И в Токио выдающийся марафонец сделал, казалось, невозможное: он стал второй раз подряд олимпийским чемпионом. Бикила одержал блестящую победу. Он улучшил олимпийский рекорд больше чем на три минуты. Разрыв между ним и прибежавшим вторым англичанином Хитлеем составил более четырех минут. Абебе успел не только закончить бег, но и проделать дыхательные и гимнастические упражнения, поприветствовать зрителей, и лишь после этого на стадион вбежали англичанин и японец Цубурая. Когда тридцатидвухлетнего спортсмена спросили о его планах, он ответил:


— Готовиться и победить на Олимпиаде в Мексике.

Но этим планам не суждено было исполниться. Страшное горе вошло в дом двукратного олимпийского чемпиона. Абебе Бикила попал в автомобильную катастрофу и повредил позвоночник. Несмотря на принятые меры со стороны лучших врачей мира, Бикила вынужден был передвигаться с помощью коляски. Но горе не сломило его. Абебе не оставил спорта. Он сменил бег на стрельбу из лука. И когда в 1971 году в Осло проводились Всемирные игры инвалидов, он был центральной фигурой.
— Я должен оставаться спортсменом,- говорил Бикила,- потому что верю: однажды вновь встану на ноги. Кто не желает бороться, не имеет права на победу. А в победе — смысл жизни!
Но ему уже не суждено было встать на ноги. Через несколько лет герой двух Олимпиад скончался.

Олимпиада продолжается… 


«Олимпийский новичок“ — так назвали в Токио волейбол, впервые включенный в программу Игр. Для советских волейболистов дебют оказался довольно успешным. Мужская команда завоевала первое место, женская — второе. У женщин чемпионками стали хозяева Олимпиады.


Советские пятиборцы, как и в Мельбурне, выиграли командное первенство. Участвовавший в своей четвертой Олимпиаде ереванец Игорь Новиков к золотой медали в командном зачете прибавил серебряную за второе место в личном зачете.


Советские борцы завоевали на коврах Токио четырнадцать медалей, из них пять — борцы-“классики»: одну золотую, три серебряные и одну бронзовую; пять — «вольники»: две золотые, одну серебряную и две бронзовые, и четыре серебряные — дзюдоисты. Чемпионами XVIII Игр стали москвич Анатолий Колесов (полусредний вес в классическом стиле), минчанин Александр Медведь (полутяжелый вес) и москвич Александр Иваницкий (тяжелый вес в вольном стиле).

Трудным был финальный поединок Александра Медведя. Против него выступал известный турецкий борец Ахмет Айик. Турок вышел на ковер с «тайным оружием»: он смазал тело маслом. Как ни старался Медведь поплотнее захватить соперника, тот, словно угорь, выскальзывал из тесных объятий советского борца. Судья остановил поединок и велел Айику вытереться полотенцем. Но и после этого вместе с испариной «смазка» продолжала выступать. Так и не сумел Медведь провести решающий прием, и схватка закончилась вничью. Правда, и ничьей Александру было достаточно, чтобы стать олимпийским чемпионом. Это была его первая из трех олимпийских побед.


Второй раз подряд завоевали почетное звание чемпиона Олимпиады советские рапиристы. Золотые медали получили ленинградец Виктор Жданович, москвич Марк Мидлер, горьковчанин Герман Свешников, саратовцы Юрий Сисикин и Юрий Шаров. Первую и пока единственную золотую медаль в шпаге завоевал киевлянин Григорий Крисе. Первую командную победу одержали и советские саблисты: тбилисец Нугзар Асатиани, Умяр Мавлиханов из Подмосковья, ленинградец Борис Мельников, москвичи Марк Ракита и Яков Рыльский.


Свою первую олимпийскую победу одержала в Токио на соревнованиях по гребле на байдарках замечательная спортсменка Людмила Пинаева.
— Она пришла тренироваться ко мне в 1958 году. Работала тогда весовщицей на бумажной фабрике в Красном Селе. Был у Люды третий разряд… А через три года в паре с Грузинцевой стала чемпионкой Европы,- рассказывал заслуженный тренер СССР Нил Васильевич Савин.
В те годы в сборную Советского Союза входили выдающиеся байдарочницы Антонина Середина, Мария Шубина. Прорваться в состав сборной через такой «заслон» было нелегко.

Новая ученица Савина поразила его тем, что на каждых соревнованиях думала только о первом месте. Невзирая на соперниц, на имена, титулы, звания. Конечно, Людмила Пинаева обладала отличными природными данными. Но сколько пришлось ей и Нилу Васильевичу биться над освоением техники гребли! Прошло несколько лет, и комиссия Международной федерации гребли признала в Токио, что ленинградка обладала самой совершенной техникой.

В Японии Людмила открыла первую олимпийскую страницу в своей биографии. Ее преимущество над соперницами было неоспоримо. Достаточно сказать, что если разрыв между байдарками ленинградки и второго призера X. Лауэр из Румынии составил 2,48 секунды, то ту же Лауэр и X. Шпиц из Австрии, занявшую шестое место, разделяли только 0,76 секунды!

После токийской победы Людмила Пинаева еще дважды добивалась побед на Олимпиадах.


И если для нее Токио был началом восхождения, то для другого нашего замечательного гребца — Вячеслава Иванова — XVIII Олимпиада была вершиной, кульминацией всей его спортивной карьеры. Трижды подряд поднимался он на высшую ступень олимпийского пьедестала почета. Герой Мельбурна и Рима в Токио подтвердил, что в послевоенные годы он был одним из сильнейших в гребле на одиночке. На свою третью Олимпиаду Вячеслав прибыл за двадцать дней до начала Игр, а за неделю до официального открытия заболел. Врачи поставили диагноз «хронический фронтит» и делали все, чтобы вылечить его как можно скорее. В конце концов Иванов победил этот недуг, но сил и нервов эта борьба отняла много.

Не меньше нервов пришлось истратить и на другое. Специально для Иванова в Англии заказали новую лодку. До начала соревнований оставалось совсем мало времени, а лодка все еще не прибыла в Токио. Наконец ее привезли, но тут новая беда. До старта оставалась всего одна ночь, а новая лодка получила повреждение. За одну ночь надо было привести ее в порядок. За эту работу взялась японская судостроительная компания «Дельт». Восемь человек хлопотали до утра и с помощью стекловолокна тщательно заделали трещину. Сделано это было превосходно: вес лодки после ремонта увеличился всего на 300 граммов.

Борьба на канале Тода была очень тяжелой. Началось с того, что Вячеслав Иванов проиграл в предварительном заезде и в финал он мог пробиться только через утешительную гонку. В день утешительных заездов все газеты весьма решительно заявили, что Иванову в финал не попасть. Но сам Вячеслав думал иначе: он прекрасно прошел гонку, выиграл у ближайшего соперника более двенадцати секунд и вошел в шестерку финалистов.

Я прекрасно знал, что меня «не хватит», что я не смогу дойти до конца, выбьюсь из сил, может быть, упаду. Но нужно было бороться.  

В финале самую большую конкуренцию составил Иванову гребец из ГДР Ахим Хилл. Почти всю дистанцию лидировал немецкий гонщик. И чтобы его достать, Вячеслав принимает решение спуртовать намного раньше, чем он это делал обычно. В своей книге «Ветры олимпийских озер» Иванов так рассказывает об этом финишном рывке, принесшем ему третью олимпийскую медаль:
«Я прекрасно знал, что меня „не хватит“, что я не смогу дойти до конца, выбьюсь из сил, может быть, упаду. Но нужно было бороться. Бороться, пока можешь. Мой расчет, моя единственная надежда строилась на том, чтобы заставить дрогнуть моего счастливого соперника, заставить его раньше времени включить предельную скорость, попытаться сбить с привычного темпа, вывести из равновесия.

Конечно, все это походило на авантюру, но иного выхода не было. А ставка слишком велика. От меня ускользала мечта моей жизни. Победа, которой были отданы лучшие часы и дни моей жизни, моей молодости. Я подводил самого себя. Я подводил команду, которая все-таки надеялась на меня. Я подводил всех, кто в меня верил.

Да, риск был оправдан. Я начал спурт. Я понесся вперед со скоростью сорока четырех гребков в минуту. Не знаю, сколько прошло времени и сколько после начала решающего спурта осталось за кормой метров. Постепенно я начал ощущать, что ноги и руки становятся свинцовыми, наливаются непреоборимой тяжестью. Я греб, превозмогая огромную физическую боль в мышцах. На какую-то долю секунды показалось, словно в тумане, лицо Юры Власова и его голос. „Себя преодолеть!“ — вот и понял я истинную цену этих слов, истинное значение сверхзадачи: суметь сделать то, что, казалось бы, и сделать невозможно. Постепенно я вообще перестал что-либо чувствовать. В голове стоял невообразимый гул. Никаких мыслей. Вот так, наверное, отключается сознание. Я не помню ничего. Наступил момент, когда я в изнеможении опустил на воду весла.

Не помню, сколько прошло времени. Постепенно вернулось сознание, вернулась способность мыслить. И первыми вопросами были: где я, сколько метров до конца дистанции, сколько я проиграл? Я собрал последние силы, повернул голову и… обомлел: впереди простиралась чистая вода. Впереди, до самой линии финиша, от которой меня отделяли метров пятьдесят, никого не было. Подумалось, что это бред, галлюцинация. Невозможно было поверить в свое, взятое с бою счастье. Тряхнул головой и поглядел за корму. Четыре лодки, далеко отставшие за время моего спурта, шли с хорошей скоростью. Пятая лодка, как и моя, остановилась. Это была лодка Хилла. Видно, Хилл все-таки заметил, что я бросил грести, и сделал попытку вернуть потерянное. Я нашел в себе еще самую малую толику сил, взялся за весла и финишировал первым. Когда я поднялся на плот, меня обступили десятки корреспондентов.

— Что вы можете сказать об этой гонке? — задали они первый вопрос.
Но я молчал. От усталости я не мог проронить ни слова. И только уж потом, как следует придя в себя, сказал: — Это была самая трудная и самая счастливая гонка в моей жизни».

Когда в одном интервью Вячеслава Иванова, уже прославленного гребца, трехкратного олимпийского чемпиона, чемпиона мира, четырехкратного чемпиона Европы, двенадцатикратного чемпиона страны, победителя многих международных и всесоюзных регат, спросили, какими качествами надо обладать, чтобы стать чемпионом, он ответил:
— Многими… Всех не перечислишь. Но главное, большой спортсмен должен быть самолюбивым человеком. К этому приложится все остальное, поможет одолеть все физические и психологические слабости. А вот если я вижу способного паренька, которого, однако, не удручают поражения, то мысленно всегда ставлю на нем крест. Рано или поздно, но что-нибудь непременно отвлечет его от цели. Ведь высшее проявление спорта — состязание. А оно не для тех, кто безучастен к своему положению, месту в спорте. То есть, иными словами, конечная цель — победа, за которую нужно бороться до конца.

После окончания XVIII Олимпиады в Токио французская газета «Экип» провела послеолимпийский опрос об Играх. Многие французы написали, что Игры дороги им прежде всего тем, что внесли «моральный вклад в дело мира, помогли молодежи разных стран лучше узнать друг друга, поучиться друг у друга»

Обсудить на форуме