Политика

«ЗЫБУЧИЕ ПЕСКИ» АМЕРИКАНСКОГО ЮГА


Третий понедельник января отмечается в Америке как День Мартина Лютера Кинга и считается национальным праздником. Штаты гордятся своей политкорректностью, закрывая глаза на те страницы истории, когда расовая сегрегация была обычным делом, и на дискриминацию чернокожих, которую так и не удалось полностью побороть.

С конца 50-х годов волна расовых беспорядков в США принимает такие масштабы, когда президент вынужден закрыть глаза на примат законодательства штата над федеральным. Широко известны события 1957 года, когда губернатор штата Арканзас Орвил Фобус отказался выполнить решение суда ( «Браун против Совета по образованию») о совместном обучении чернокожих и белых школьников, которое де-юре запрещало расовую сегрегацию в США. Президентствующий тогда Дуайт Эйзенхауэр не смог ничего выдумать лучше, чем ввести в Литл-Рок войска. Десантники, перед которыми расступались толпы, сопровождали детей на пути в школу и охраняли их в коридорах. Они сломили сопротивление расистов, и с тех пор город стал одним из символов борьбы американского негритянского населения за гражданские права.

Интересно, чем же Оливеру Брауну не угодил топикский (Топика – столица штата Канзас) Совет по образованию? Мистер Браун всего лишь хотел, чтобы его дочь Линда училась поближе к дому, но директору школы для белых это желание разумным не показалось. Линда Браун впоследствии вспоминала: «…среди моих друзей детства были дети разных национальностей. Когда я узнала, что пойду в одну школу с ними, я была вне себя от радости. Ещё я помню, как мы с отцом шли по дороге к школе им. Самнера, помню как мы поднялись по ступеням. Школа казалась такой огромной. …Я помню как мы вошли внутрь, отец поговорил с кем-то и затем зашёл в кабинет директора, оставив меня в приёмной с секретарём. Я слышала голоса, и в ходе беседы он поднял голос. Потом он вышел из кабинета, взял меня за руку и мы пошли домой. Я никак не могла понять, что произошло и почему я не могу пойти в школу вместе с Моной, Джиневрой, Вандой и другими подружками».

Дело Брауна, конечно же, не было единственным. Оно объединило пять ранее поданных независимых исков:

Боллинг против Шарпа: одиннадцати чёрным ученикам из пригорода Вашингтона было отказано в поступлении в школу, из-за чего они были вынуждены посещать гораздо худшую школу для чёрных.
Бриггс против Элиота: коллективный иск родителей из Южной Каролины. При его рассмотрении в Верховном суде в 1952 году были использованы результаты исследования Кларков ( «Doll test»).
Дэвис против школьного совета района Принца Эдуарда: иск из Виргинии, вызванный катастрофическим состоянием школы для чёрных.
Гебхарт против Бельтона: коллективный иск родителей из Делавэра  котором сегрегация была законодательно закреплена). Объединил два спора: Bulah v. Gebhart (чернокожей девочке отказали в транспорте, необходимом для посещения отдалённой сегрегированной школы) и Belton v. Gebhart, одним из оснований которого было разительное различие в качестве между школами для белых и чёрных.

Но расовый вопрос касался не только школ. Прецедент, получивший название «Стояние в дверях», произошел в период президентства Кеннеди. В 1963 году губернатор штата Алабама Джордж Уоллес лично перегородил чёрным студентам вход в Университет Алабамы и освободил проход только после вмешательства Кеннеди.

Самый известный афроамериканский баптистский проповедник, Мартин Лютер Кинг, стал первым активным деятелем черного движения США и первым ярым борцом за гражданские права черных. Своими выступлениями, некоторые из которых сейчас по праву считаются классикой ораторского искусства, он призывал добиваться равенства мирными способами. Его речи дали энергию движению за гражданские права в обществе — начались марши, экономические бойкоты, массовые уходы в тюрьмы. В итоге был создан Акт о правах, одобренный и принятый Конгрессом. Его неортодоксальное лидерство стало настоящей проблемой для современной эпохи.

Самая известная речь Кинга – «У меня есть мечта» (англ. «I have a dream») – по стилю напоминает негритянскую баптистскую проповедь. Она полна аллюзий на Библию, Декларацию независимости США, Манифест об освобождении рабов и Конституцию США. В ней он провозгласил своё видение будущего, где белые и чёрные могли бы сосуществовать как равные: «Настало время выйти из темной долины сегрегации и вступить на залитый солнцем путь расовой справедливости. Настало время открыть двери возможностей всем Божьим детям. Настало время вывести нашу нацию из зыбучих песков расовой несправедливости к твердой скале братства. У меня есть мечта, что в один прекрасный день нация поднимется и поймет… что все люди созданы равными… Я мечтаю о том дне, когда… явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие… В этом наша надежда и наша вера. С этой верой мы сможем высечь из горы отчаяния камень надежды. Эта вера поможет нам работать вместе, молиться вместе, отстаивать свободу вместе, зная, что наступит день нашего освобождения. Но по дороге к праведному месту мы не должны совершать неправедные дела…»

Кинг произнёс эту речь 28 августа 1963 года со ступеней Мемориала Линкольна во время Марша на Вашингтон за рабочие места и свободу, и тогда ее услышали одновременно около 300 тысяч американцев. Это был важнейший момент Американского движения за гражданские права 1955—1968 годов. Роль Мартина Лютера Кинга в ненасильственной борьбе за принятие закона, уничтожавшего остатки расовой дискриминации, была отмечена Нобелевской премией мира в 1964 году.

Начиная с 1963 года и вплоть до смерти Мартин Лютер Кинг преследовался ФБР в рамках секретной программы COINTELPRO (КОИНТЕЛПРО, Counter Intelligence Program, «контрразведывательная программа») — по подавлению деятельности ряда политических и общественных организаций США. Тем не менее, деятельность ФБР не помешала Кингу бороться за те истины, которые были ему дороги.

28 марта 1968 года Кинг возглавил 6-тысячный марш протеста в деловой части Мемфиса (штат Теннесси), целью которого была поддержка бастующих рабочих. 3 апреля, выступая в Мемфисе, Кинг сказал: «Впереди у нас трудные дни. Но это не имеет значения. Потому что я побывал на вершине горы… Я смотрел вперёд и видел Землю обетованную. Может быть, я не буду там с вами, но я хочу, чтобы вы знали сейчас — все мы, весь народ увидит эту Землю». На следующий день, 4 апреля, в 18 часов 01 минуту Кинг был смертельно ранен снайпером Джеймсом Эрлом Реем, когда стоял на балконе в мемфисском мотеле «Лоррэйн».

Это убийство вызвало общенациональное возмущение, сопровождавшееся бунтами чернокожего населения более чем в ста городах. В федеральной столице дома горели в шести кварталах от Белого дома, а на балконах Капитолия и лужайках вокруг Белого дома разместились пулемётчики. По всей стране 46 человек были убиты, 2,5 тысячи ранены, а на подавление беспорядков были брошены 70 тысяч солдат. В глазах активистов убийство Кинга символизировало неисправимость системы и убедило тысячи людей в том, что ненасильственное сопротивление ведёт в тупик. Всё больше чернокожих обращали свои взоры к организациям, подобным «Чёрным пантерам» (организация, основанная в Окленде  Хьюи Ньютоном и Бобби Силом в октябре 1966 года, в противовес учению Мартина Лютера Кинга выступала за вооруженное сопротивление социальной агрессии в интересах афроамериканской справедливости; она же ввела в моду ругательство «motherfucker»). 

Убийца, Джеймс Эрл Рей, получил 99 лет тюремного заключения. Официально было признано, что Рей был убийцей-одиночкой, но многие считают, что Кинг пал жертвой заговора. Епископальная церковь США признала Кинга мучеником, отдавшим жизнь за христианскую веру, его статуя размещена в Вестминстерском аббатстве в Лондоне в ряду мучеников XX века. Кинг был первым темнокожим американцем, кому был установлен бюст в Большой ротонде Капитолия в Вашингтоне.

Расовая сегрегация же, против которой Кинг боролся, в США была законодательно отменена в 1964 году, однако фактически в различных сферах она продолжает существовать по настоящее время. В докладе Проекта по гражданским правам Гарвардского университета 2006 года профессор Гэри Орфилд отмечал: «Уровень сегрегации в стране поднялся до уровня конца 1960-х годов. Мы растеряли почти весь прогресс, достигнутый в ходе отмены сегрегации в городских сообществах».

Наталия Мартюшева, специально для журнала «60-е!»

Обсудить на форуме
Открытие