Вот что говорит
Mick Jagger о песни Леннона
Mick Jagger о песни Леннона
- Моя любимая песня Леннона? „Imagine“. Надо подумать. Она самая крутая. У него и других много, но мне нравится именно эта.

Политика

Как закрывали церкви в Белоруссии


Как закрывались церкви на Гродненщине в 1960-ые годы
   Изучение проблемы борьбы государства с Церковью в годы богоборчества становится все более актуальной в последнее время. Происходит возвращение к своим духовным истокам. Выход таких общереспубликанских книг, как «Канфесіі на Беларусі», «Рэлігія і Царква на Беларусі», подтверждает это. Однако в конкретно историческом масштабе этим по-прежнему не занимаются. Некоторым местным аспектам истории РПЦ посвящена книга Валерия Николаевича Черепицы «Очерки истории Православной Церкви на Гродненщине»; ряд публикаций по послевоенному периоду истории Церкви В.Завало и С.В.Силовой — вот практически и все, что можно назвать из имеющейся литературы.
   Данная статья написана на основе материалов Государственного архива Гродненской области. Обширный, но, к сожалению, почти всегда имеющий односторонний взгляд материал позволяет раскрыть дотоле неизвестные факты и события, носившие зачастую драматический характер.
   В силу ряда исторических особенностей Западной Беларуси время массового закрытия церквей наступило в послевоенный период. И если целый ряд арестов священнослужителей начался еще при Сталине 1944 — сразу после освобождения Беларуси), то акции по закрытию храмов пришлись на хрущевские времена — начало 60-х годов. В ликвидации храмов Хрущев усмотрел наиболее действенный способ борьбы с Церковью.
   Как ни странно, эту сторону хрущевской политики почти никто из историков, занимающихся его личностью (Рой Медведев и др.) не рассматривает, а ведь именно она приносила горечь обиды в дома наших предков (по всему СССР из 13,6 тыс. храмов за первую половину 60-х закрыли более 5 тыс.) У людей забирали то немногое, что оставалось в их сердцах — веру. А как же еще она могла олицетворяться у них, если не в маленьких деревянных церквушках. Однако привычка не считаться с интересами и желаниями народа уже глубоко вошла в образ действий власть имущих.
   В Беларуси акции по массовому закрытию церквей начались после принятия ЦК КПБ секретного постановления «О мерах по ликвидации нарушения духовенством советского законодательства» от 3 февраля 1960 г. Уполномоченные Советов по делам Русской Православной Церкви и религиозных культов (местные исполнительные органы для контроля над Церковью) упрекались в бездействии и попусти-тельстве, слабом контроле за выполнением советского законодательства о культах религиозными группами.
   На 1 января 1960 г. на территории Гродненской области находилось 176 церквей и молельных домов. После присоединения в начале февраля к области Сморгонского, Ошмянского и Юратишского районов их насчитывалось 197.
   Все решения о снятии с регистрации .е. закрытии) приходских и приписных церквей — вторые от-личались тем, что находились в основном в деревнях, не имели «двадцатки» и церковных органов (церковного совета и ревизионной комиссии), проходили через уполномоченного по делам РПЦ при СМ СССР по Гродненской области. До октября 1960г. этот пост занимал С.М.Голубкин. Уполномоченный принимал первоначальное решение по каждой церкви отдельно, которое одобрялось (или не одобрялось — что бывало значительно реже) в Москве, где при Совете Министров находился Совет по делам РПЦ. Именно здесь принималось окончательное решение по каждому вопросу.
   Несмотря на массовость закрытия церквей, власти пытались в каждом случае обосновать законность закрытия.
   Типичным было заключение о снятии с учета действующей приписной церкви в деревне Гольни Олекшицкого сельсовета Берестовицкого района. С.М.Голубкин отмечал, что поблизости (обычно не далее 10-12 км) находятся еще 3 церкви, куда при желании могли бы ходить верующие. Кроме этого, говорилось о нежелании верующих сдавать деньги на ремонт здания, не выплачиваемых церковью налогах, непроводящихся обрядах Крещения и отпевания.
   Часто закрытие церквей обосновывалось их неудовлетворительным (аварийным) состоянием — многие из них были деревянными, постройки конца XIX — начала ХХ ст.
   В ряде случаев государство препятствовало их ремонту. Так, гродненский уполномоченный по делам РПЦ Н.Т.Щербаченя 18 января 1961 г. писал председателю Лидского райисполкома тов. И.С.Та-лако: «Имеются такие сведения, что Лидский благочинный Чешик дает указание всем священникам района о ремонте церквей района без разрешения на это райисполкома и уполномоченного. Прошу дать указание председателям сельсоветов, где имеются церкви, проверить ремонт церквей в 1960 г. и сообщить мне. Одновременно сообщаю, что уполномоченный разрешений на ремонт не давал».
   Таким образом, деревенские церкви автома-тически рано или поздно должны были попасть в список аварийных культовых сооружений, после чего их закрывали. В подавляющем большинстве случаев разрешений на ремонт государство не давало.
   Кроме таких наиболее типичных поводов для закрытия церквей, встречались и иные. Так, например, для гродненской Свято-Владимирской церкви поводом стало строительство стеклозавода, для расширения которого нужна была площадь, а также проходившая рядом автомагистраль. Во втором случае церковный забор мешал водителям видеть железнодорожный переезд. Именно эти причины привел уполномоченный Г.Черкас в заключении на закрытие церкви в марте 1964 г. Совет по делам РПЦ не удовлетворил это предложение. Церковь осталась действующей.
   Сам механизм закрытия каждой церкви в то время можно рассмотреть на примере Сынковичской церкви. Первое, что необходимо отметить — само здание церкви является в прямом смысле уникальным Беларуси такого типа церквей только две). Пост-роенная в XV-XVI вв. она довольно хорошо со-хранилась и являлась действующей до августа 1960г. Интересно, что в этом случае инициаторами закрытия церкви явились сами комсомольцы-колхозники (колхоз носил имя XVII партсъезда), пожелавшие иметь в этом здании спортклуб. Церковный староста писал: «Раньше, когда у нас в колхозе не было клуба, молодежь ходила в церковь, а когда построили кол-хозный клуб, они перестали ходить в церковь». Совет-ская власть только приветствовала такие решения. Гродненским уполномоченным подписывается реше-ние № 162 от 18 марта 1960 г. «О расторжении типового договора с религиозным обществом Сынко-вичской церкви» и передаче здания под спортклуб.
   21 марта С.М.Голубкин пишет в Москву за-ключение № 89 «О снятии с регистрации Сын-ковичской церкви Зельвенского района Гродненской области БССР». В комментарии перечисляются: долги, маленькая община и необходимый ремонт.
   Решение было принято в Москве 16 августа, после чего церковь сняли с учета.
   Вряд ли такое решение можно признать разумным. В данном случае многовековое здание было поставлено под угрозу разрушения — ведь ясно, в каком состоянии находились у нас здания, принад-лежавшие колхозам.
   По идентичному решению от 16 августа были сняты с регистрации церкви в деревнях Губинка Скидельского района; Хорошевичи Свислочского района; Поречье Слонимского района.
   Решением от 30 сентября были сняты с регистрации церкви в д.Щенец Щучинского района; Якубовичи Щучинского района, Закривщизна Ски-дельского района; г.п. Острино Щучинского района; Воробьевичи Новогрудского района; Вересково Новогрудского района; Миратичи Кореличского района.
   Решением от 19 ноября закрыты церкви в деревнях Голдав Желудокского района; Пригодичи Гродненского района; Лыковичи Кореличского района; Малая Крокотка Слонимского района; Клепачи Слонимского района; Збочине Слонимского района.
   Решением от 30 ноября — церкви в деревнях Изва Новогрудского района; Осташево Новогрудского района.
   Решением от 28 декабря — церкви в деревнях Литовка Новогрудского района; Трощицы Кореличского района; Сумятичи Новогрудского района; Залесье Сморгонского района; Зачепичи Дятловского района; Куписк Новогрудского района; Загорье Кореличского района.
   Всего за 1960 г. было снято с регистрации 53 церкви, из которых одна находилась в городе, две в поселках городского типа и 50 — в деревнях.
   Советские власти основной упор делали на дере-венские церкви, что объяснялось, во-первых, их плохим состояним, а во-вторых, желанием идти по пути наименьшего сопротивления деревне их закрыть было легче, т.к. общины в основном были небольшими и в большинстве случаев не отстаивали свои церкви).
        На 1 января 1961 г. в Гродненской области действовало 143 церкви, из которых ежедневно действовала одна. В двух районах – Островецком и Вороновском – церквей и молитвенных домов не было.
    Следующий уполномоченный по Гродненской области – Н.Т.Щербаченя, продолжал закрывать церкви. Заключения о снятии их с регистрации подписывались им уже с октября 1960 г. Первыми в них попали церкви в д.Сукневичи и Светлоны Сморгонского района. Что интересно – в оценке инженера-строителя М.Марченко, который должен был осматривать здания перед их закрытием для оценки состояния, отмечалось, что в обоих случаях «здания добротные, каменные, отремонтированные в 1957 г.». Как недостаток отмечались лишь плохие крыши. Совет по делам РПЦ не одобрил данных заключений. Всего за 1961 г. количество церквей в области сократилось на 22 (из них 10 приходских и 3 молитвенных дома).
    С 9 января по 15 декабря 1961 г. были сняты с регистрации церкви в деревнях: Радивонишки, Бобры Лидского района; Лапеница, Похонка Свислочского района; В.Воля, Охоново, Староельня Дятловского района; Пацевичи Мостовского района; Борово, Чапунь Ивьевского района; Бершты Скидельского района; Рацевичи Сморгонского района; Подлипки, Сенешицы Новогрудского района и в городе Новогрудке; Суринка, Якутичи Слонимского района; Цирин, Любко, Берегино, М.Жуховичи, В.Слобода Кореличского района.
    На 5 января 1962 г. в области состояло на учете 123 церкви (из них 5 при Жировицком монастыре) и 4 молитвенных дома.
    За год властями были отданы распоряжения на закрытие 27 из них. На 1 января следующего года в списках действующих числилось 96 церквей.
    С отставкой Н.С.Хрущева количество закрытых церквей значительно упало. Так, за два года – к 1965 – было закрыто 17 церквей. В оставшихся 79 ежедневных служб не проводилось ни в одной. В Новогрудском районе концентрация церквей была наибольшей – 13; в Гродно и Гродненском районе – 11 церквей, в Слонимском районе – 10, Свислочском – 9, в Кореличском и Лидском – по 6, Волковысском и Щучинском – по 5, Дятловском и Сморгонском – по 4, Мостовском и Ивьевском – по 3 и в Ошмянском районе – одна церковь.
    С приходом к власти Л.И.Брежнева не просто начало сокращаться количество закрываемых церквей. Так, некоторые положения, которые ранее применялись в качестве предлога для закрытия церквей, теперь фактически защищали их. Так уполномоченный Г.А.Ляпугин в отчете пишет: «Информация о фактах нарушения Советского законодательства по вопросам религии: в Гродненской области отмечаются нарушения со стороны органов местной власти – руководители Дворецкого сельсовета Дятловского района и Остринского сельсовета Щучинского района мешали в проведении текущего ремонта церквей».
    Своеобразная «хрущевская атака» на религию отходила в историю.
    На 1 января 1970 г. по Гродненской области состояли на учете 76 церквей. С 1963 г. были закрыты следующие церкви в деревнях Белавичи, Головачи, Черлена, Морино, Новогородевичи, Новоельня, Еромичи, Щорсы, Волковичи, Ошмяны, Клепачи, Свентица, Б.Берестовица, Руда-Яворская, Горки, Деревная, Чежевичи, Девятковичи, Кевли, Сутьково, Сморгонь, Орля, Турейск, Щучин, Ятвеск.
    В Гродно продолжали действовать 2 церкви, в городах Лида, Волковыск, Новогрудок, Слоним – по 1 церкви. Еще 70 – в деревнях: М.Берестовица, Масоляны, Горбачи, Волпа, Россь, Кузмичи, Изобелино, Поречье, Индура, Вертелишки, Житомля, Комотово, Коптевка, Лаша, Озеры, Скидель, Дятлово, Накрышки, Вензовец, Козловщина, Дворец, Зельва, Деречин, Бакшты, Трабы, Юратишки, Кореличи, Турец, В.Жуховичи, Любаничи, Рута Дольная, Мир, Райца, Гончары, Лебеда, Голдово, Збляны, Докудово, Гудевичи, Дубно, Пески, Белавичи, М.Степанишки, Лунно, Лавришово, Полберег, Загорье Сенное, Любча, Демятичи, Негневичи, Вселюб, Валевка, Гольшаны, Свислочь, Порозово, Доброволя, Светляны, Ятра, Залесье, Цицино, Крево, Меглевичи, Переволока, Озерница, Шиловичи, Щучино, Раковичи, Острино, Первомайск, Нараши.
    За 10 лет властями на территории Гродненской области была закрыта 121 церковь, что составляет 61,5% от их первоначального количества.
    Властями отмечалось, что 57 из крытых церквей использовались колхозами под хозяйственные нужды, причем с неснятыми крестами, что расценивалось как серьезный недостаток и упущение. Еще в 19 из закрытых церквей оставалось культовое имущество. Большинство из оставшихся церквей было разобрано и перестало существовать.
    На протяжении всего этого времени единственным средством борьбы верующих за свои церкви было написание писем руководству страны с просьбами открытия храмов, жалобами на местные власти, в которых видели главных виновников.
    Письмо уполномоченному от членов двадцатки православной общины Б.Берестовицкой Свято-Николаевской церкви от 13 октября 1966г. является одним из многих, написанных в защиту своих интересов. Процитируем некоторые строки: «Мы всей общиной просим Вас, будьте добры, в честь 50-летия Советской власти, не откажите нам в нашей просьбе, разрешите нам избрать Церковный совет и совершать Богослужения в нашем храме. Мы хлопочем уже три года безрадостно, надеемся на Вас, что просьба, нас, стариков, не останется гласом вопиющего в пустыне. Просим удовлетворить нашу просьбу, как можно в скором времени разрешить совершить Богослужения в нашем храме, дабы могли мы молиться за наших сыновей, братьев и мужей, сложивших свои головы за освобождение нашей Родины от фашистов и за Советскую свободную счастливую жизнь».
    В письме прихожан Щорсовской церкви Новогрудского района от 13 июня 1966 г. говорится: «…мы люди религиозные и не можем порвать в один день с религией, с тем, что было у нас веками». К просьбе открытия церкви присоединяются жители 22 окружающих деревень.
    Жители деревни Деревная Слонимского района в своем письме от 23 августа 1966 г. жалуются республиканскому уполномоченному, что в их церкви уже 4 года нет священника. Местные власти срезали кресты у дороги, выбили окна в церкви и закрыли ее. Жители охраняли свой храм, сняли замок и молились без священника. Верующие уже 3 раза ходили к Минскому и Гродненскому уполномоченным – но безрезультатно.
    Уполномоченным Г.А.Ляпугиным отмечалось, что только с июня по ноябрь 1965 г. к нему поступило 105 жалоб и заявлений от верующих. К сожалению, единственным ответом властей было разъяснение через местные сельсоветы положения о необходимости закрытия храмов в соответствии с существующим законодательством или о находящихся поблизости действующих церквах. Зачастую людям просто говорили о «бесполезности писанины», что было правдой.
    Хрущевские времена принесли немало противоречивого. Наступившая повсеместно «оттепель» зачастую сменялась сильными «заморозками». Так произошло и по отношению к Церкви. Кто знает, что бы с ней было, останься Хрущев у власти еще лет на 5? Массовое закрытие церквей в начале 60-х гг. было последним отголоском тяжелой сталинской эпохи.
    Дмитрий Лютик, студент IV курса исторического факультета ГрГУ им.Я.Купалы.

на главную страницу
сайта Гродненской епархии
Обсудить на форуме