Люди 60-х

История Изувера


 

В начале июля 1963 года в полицейский участок в самом центре Сиднея обратился ирландец со странным заявлением. Представившись Джоном МакКарти, он сообщил, что недавно видел человека, на похоронах которого присутствовал год назад.

МакКарти опознал его как владельца овощного магазина Алана Бреннана. Полицейские пришли в недоумение: ведь порядком разложившееся тело мистера Бреннана несколько дней назад нашли в подвале его же магазинчика, и судмедэкспертиза вынесла заключение о самоубийстве. В полиции Джона МакКарти не приняли всерьез и довольно грубо попросили покинуть отделение, если тот не хочет угодить в лечебницу. И именно в этот момент вмешалась судьба. Если бы не упрямство МакКарти и халатность полиции, возможно, никто никогда бы не раскрыл одну из самых страшных серий убийств за всю историю Австралии.

Все началось по классическому детективному сюжету. 4 июня 1961 года в прибрежных городах Австралии было объявлено штормовое предупреждение. Тогда, вечером, в Грин-парке под проливным дождем (сюжет для любого нуара!) неизвестный напал на бродягу. Набросившись на мужчину, убийца нанес ему 30 ударов ножом, потом разрезал горло до самого позвоночника. Даже эти страшные травмы можно было счесть за банальное бытовое убийство, если бы не одна деталь, так поразившая утренний полицейский патруль. Убийца отрезал у жертвы гениталии и унес их с собой. Прибывшая на место преступления оперативная группа не нашла ни следов маньяка, ни орудия убийства. Зато в Сиднейском заливе (который находится недалеко от парка) отыскали половые органы жертвы, которой оказался Альфред Реджинальд Гринфилд. Ранее он задерживался полицией за бродяжничество, но, в общем, никаких преступлений не совершал.

Потом было затишье. 4 месяца полиция пыталась напасть на след преступника. Версии выдвигались абсолютно разные. По одной – убийство совершила ревнивая любовница, по другой – ревнивый любовник. Ничего удивительного: согласно статистике, бездомные с уголовным прошлым склонны образовывать гомосексуальные пары (по крайней мере, в Австралии). Однако за неимением зацепок, дело перешло в разряд «висяков». И снова вмешивается «если бы не»! Через 4 месяца было совершено аналогичное убийство. По анонимному звонку полиция явилась парк Мур. Там, в общественном туалете, и находился труп. Но как находился! Стены и пол были забрызганы кровью, тело жертвы со спущенными штанами и бельем валялось посреди помещения. Эксперты насчитали на убитом 50 ножевых ранений. Гениталии, как и у первой жертвы, были отрезаны. Рядом с трупом стояла пивная бутылка – тщательно вымытая, без всяких отпечатков.

У следствия появилась хоть какая-то зацепка. Парк Мур считался основным местом, где собирались гомосексуалисты. Здесь же был рынок гомопроституток. Информация об убийстве просочилась в печать, и с легкой руки газетчиков по городу поползли слухи о маньяке-гомосексуалисте. Общественность была в шоке. Убийца представлялся неким сверх-человеком, учитывая, что обе жертвы были весьма атлетического телосложения. Люди срочно ставили в домах дополнительные двери, хитрые замки и сигнализацию. Полиция же, проанализировав характер нападений, пришла к выводу, что стоит искать преступника через психиатрические лечебницы и тюрьмы. Предполагалось, что преступник имел негативный опыт – изнасилование, инцест, другие психические травмы. Словом, был составлен примерный психологический портрет маньяка.
Но весной 1962 года произошло еще одно убийство. Маньяк напал на военного на углу Бурке-стрит и Бурке-лейн, оставив свой почерк: многочисленные ранения по всему телу жертвы и отрезанные гениталии. Свидетели убийства – а таковые были – немедленно вызвали полицию. Всем патрулям в округе было приказано задержать мужчину с кровью на руках и одежде – осмотр места преступления показал, что убийца не мог не запачкаться кровью жертвы. Но вот только задержать никого не удалось.

Экспертиза установила, что маньяк отрезал гениталии жертвам скальпелем, поэтому под подозрение попали все мужчины, имевшие отношение к медицинской сфере. А это десятки тысяч человек. К расследованию была привлечена государственная спецслужба Австралии – Служба безопасности и разведки ASIO. За поимку убийцы назначили награду в 5 тысяч английских фунтов-стерлингов. Самые ушлые граждане не стеснялись нажиться на серии преступлений. Так в отделении полиции оказался некий Патрик Ройан, который сообщил, что на него напал маньяк, подробно описал преступника и даже продемонстрировал дыру от ножа на плаще. Правда, после допроса выяснилось, что Ройан – обыкновенный карточный игрок, задолжавший крупную сумму, и вся история его – выдумка. Или вот появилась ясновидящая по имени Розалина Нортон, которая утверждала, что телепатически общается с убийцей. После такой рекламы популярность ее салона взлетела до небес.

И здесь мы вернемся к самому началу. Какое, собственно, отношение имеет к этим убийствам загадочный Алан Бреннан? В декабре 1962 года полиция прибыла на вызов в магазин этого человека. Соседи жаловались на специфический запах из помещения, закрытого вот уже больше 2-х месяцев. В подвале магазина полицейские обнаружили труп мужчины. У него была глубокая рана на шее, отсутствовала одежда, на втором этаже были обнаружены затертые пятна крови. Полиция списала это на самоубийство. И все бы так и забылось, если бы не появился тот самый МакКарти. Не получив отклика в полиции, он рассказал свою историю газете «Дейли Миррор», вызвав общественный резонанс. Куда деваться – детективы плотно взялись за это дело. И действительно: при эксгумации трупа выяснилось, что умерший  гораздо выше Бреннана, а внимательно просмотрев одежду, найденную возде трупа, следователи разглядеть надпись на внутренней стороне пиджака: «1262» — так помечают одежду в тюрьмах. Убитый оказался  мелким преступником по имени Патрик Джозеф Хакетт.

Алана Бреннана нашли в Мельбурне. Только, переехав в другой город, он взял себе имя Уильям МакДональд. Он сразу попал под подозрение: вел себя неадекватно (по словам его бригадира, МакДональда считали психом), предпринимал попытки маскироваться (красил волосы и то отращивал, то брил усы), наотрез отказывался говорить, откуда он приехал в Мельбурн. Подозреваемого показали соседям Бреннана – те его сразу узнали.
При первом же допросе Уильям МакДональд признался во всех преступлениях. Он в подробностях и не стесняясь рассказывал, как убивал жертв, легко отвечал на все вопросы, говоря, что он – шизофреник, и посадить его нельзя.

Настоящее имя маньяка — Алан Гинсберг. Детективы были правы, составив его психологический портрет. В целом, его история такова: был рожден матерью-одиночкой, к 15 годам ему диагностировали шизофрению. Несмотря на болезнь, Гинсберг служил в армии, где был изнасилован капралом. После службы будущий маньяк добровольно лег в клинику, где его лечили электрошоком. После выхода, он открыто демонстрировал свои гомосексуальные наклонности, приставая к мужчинам в общественных местах. Однажды, уже после переезда в Канаду, он  так пристал к одному полицейскому в штатском, за что был судим (обвинен в нарушении общественного порядка) и приговорен к двум годам исправительной колонии.
Там же, в Канаде, после освобождения, он совершил первое убийство. В 1959 году он познакомился с мужчиной, пригласил его в свой гостиничный номер, где его товарищ напился. После этого Гинсберг его задушил. Преступник замаскировал убитого под спящего. Полиция, вероятно, не слишком озаботилась расследованием, и вердикт был – сердечный приступ. Гинсберг почувствовал свою безнаказанность, и это опьянило его.

В конце 60-го года он переехал в Сидней, взял новое имя – Алан Бреннан. На новом месте Гинсберг-Бреннан почувствовал себя абсолютно свободным. Он вынашивал мысли об убийстве мужчин, любил выбирать ножи, с которым впоследствии нападал на жертв. Ни один нож не использовался дважды, по словам самого Гинсберга. Планировал маньяк все, вплоть до одежды – на охоту он брал с собой красный плащ. Именно этот плащ и помог ему пройти патрули после убийства на Бурке-стрит и Бурке-лейн. После убийства Хаккета, преступник сменил имя на Уильям МакДональд и переехал в Мельбурн, где его и нашла полиция.

Несмотря на заключение психиатров, суд присяжных признал Гинсберга виновным. Серийный убийца был приговорен к пожизненному заключению.

Ирина Климова, специально для журнала «60-е!»

Обсудить на форуме